Меню

Сценарий фильма отвязные каникулы

Рецензия на «Отвязные каникулы»

Мы посмотрели новый фильм Хармони Корина «Отвязные каникулы». Рецензирует Анатолий Ющенко:

В девятнадцатилетнем возрасте Хармони Корин написал разруганных блюстителями морали «Деток» — фильм, который для борьбы со СПИДом в 1990-х сделал больше, чем все моралисты-кинокритики вместе взятые. В год премьеры парня номинировали как лучшего сценариста на получение кинопремии Independent Spirit. Немногим позже у Корина случился режиссерский дебют, увенчанный фестивальными наградами «Гуммо», очень страшный и очень свирепый социальный хоррор о затерявшемся на просторах одноэтажной Америки «белом отребье», что изо дня в день переживает свой персональный апокалипсис. После показа картины в Венеции фестивальный истеблишмент вмиг увидел в странном угловатом подростке гения с уникальным видением мира. Ларс фон Триер пригласил Корина поучаствовать в только что подписанном «Dogme-95». Влюбившийся в «Гуммо» Вернер Херцог взял над начинающим режиссером шефство. Сам Корин, несмотря на возложенные на него надежды, в кинематограф как-то чрезвычайно быстро наигрался. Сперва ушел в мир современного искусства, где ему, вероятно, свободнее дышалось. Потом — молча побрел куда-то вглубь себя.

В этом наглом, горьком, блистательном, похожем на наркотический трип фильме Корин звонко сталкивает текст с намеренно диссонирующим контекстом. Пока позаимствованный у Гаспара Ноэ оператор Деби снимает ночной кошмар оптикой глянцевого видеоклипа с MTV, Корин беззастенчиво окунает диснеевских принцессок в грязь, превращает смазливого Джеймса Франко, кумира всех неполовозрелых девочек, в настоящее чудовище, а к финалу устраивает резню под томное «Everytime» от Бритни Спирс. «Каникулы», наверное, надо в первую очередь похвалить за триумф стиля, который тут действительно в каждом кадре. Форма, однако, здесь далеко не самое главное. В картине есть совершенно душераздирающий момент, когда одна из героинь (экс-подруга Джастина Бибера, юная и не по годам смелая артистка Гомес), упоровшись кокаином, смешно барахтается в бассейне и причитает как мантру: «я хочу, чтобы эти каникулы никогда не заканчивались; я хочу, чтобы эти каникулы никогда не заканчивались; я хочу, чтобы эти каникулы никогда не заканчивались».

После того как слова «Spring Break Forever» повторятся добрую сотню раз, собственно говоря, понимаешь, что «Каникулы» — это вовсе не сатира на очередное потерянное поколение, а совсем-совсем личная история, маленький фильм о невозможности самоконтроля, нежное кино про ад, куда безвозвратно попадаешь, пытаясь обрести нирвану. В свой сороковник Корин исповедуется нам о том, что случается, когда твой внутренний голос — неуправляемое прекрасное создание, которому всё время мало. У самого режиссера — человека, каким-то в общем чудом не оказавшегося в «клубе 27» — в голове несколько лет назад одновременно умещалось с десяток таких неуемных соплячек. Одна куксилась и просилась к мамочке. Второй постоянно хотелось закинуться. Третья мечтала пустить кому-нибудь пулю в лоб. Четвертая — самая вредная — в дни беспробудной героиновой аддикции молила автора, чтобы каникулы никогда не заканчивались, никогда не заканчивались, никогда не заканчивались. Есть ощущение, что этой вдохновенной, бьющей под дых, отрезвляющей как холодный душ работой Хармони Корин, наконец, отправил всех своих внутренних демонов обратно в школу. Что ж, давно пора. Теперь можно спокойно и не спеша оправдывать возложенный пятнадцать лет назад статус гения.

Источник

Автор «На игле» Ирвин Уэлш напишет сиквел «Отвязных каникул»

Шотландский писатель Ирвин Уэлш, знакомый по романам «На игле», «Эйсид Хаус» и «Грязь», написал сценарий продолжения фильма «Отвязные каникулы». По сюжету главным героиням предстоит сразиться с экстремальной религиозной сектой, жаждущей завербовать девушек. Хармони Корин не приписан к проекту. В режиссерском кресле окажется швед Йонас Окерлунд, чей «Высший пилотаж» в 2002 году также продавала Wild Bunch.

«Отвязные каникулы 2» не станут прямым продолжением оригинального фильма, но среди актеров ожидаются звезды картины Корина.

Еще одним проектом Wild Bunch станет ремейк хоррора «Маньяк-полицейский». Фильм, вышедший в 1988 году, стал культовой классикой и в 1990-х получил два продолжения. Продюсирует картину датский постановщик Николас Виндинг Рефн, большой поклонник жанра. Имя режиссера станет известно во время Каннского кинофестиваля.

Аргентинский постановщик Гаспар Ноэ, известный по фильмам «Необратимость» и «Вход в пустоту», приступает к работе над картиной «Любовь» ( Love ). Съемки этого англоязычного проекта запланированы на июнь и пройдут в Париже. «Любовь» — сексуальная мелодрама о юноше, девушке и другой девушке. По словам режиссера, во время сеансов зрители мужского пола испытают эрекцию, а зрительницы обрыдаются. Ноэ обещает, что, в отличие от мрачных и драматичных фильмов о сексе, этот будет ярким и легким.

Призер Каннского фестиваля за драму «Жизнь Адель» Абделатиф Кешиш тоже занимается исследованием сексуальной тематики в новой картине по роману Франсуа Бегодо «Настоящая рана». Герой книги — пятнадцатилетний подросток, коммунист-ленинист и отличник, который должен успеть потерять девственность во время летних каникул, но из-за ряда проблем ему это никак не удается. Кешиш весьма вольно обращается с романом Бегодо, так что точной экранизации ждать не стоит. Известно, что режиссер собирался снять фильм по «Настоящей ране» до «Жизни Адель», но планы изменились. Съемки новой ленты Абделатифа Кешиша начнутся в августе и пройдут в Тунисе. Актерский состав объявят в Канне.

Источник

Хармони Корин, режиссер — рок-звезда: все об авторе «Отвязных каникул» и «Пляжного бездельника»

В российских кинотеатрах стартовал «Пляжный бездельник», новая картина режиссера Хармони Корина, который начинал путь как 19-летний сценарист-вундеркинд и затем вырос в статусе до классика американской контркультуры. «Искусство кино» подробно разбирает его киновселенную, состоящую из эскапизма, поэзии и сновидений.

Читайте также:  Файл сценария vbscript vbs чем открыть

Американец со странным и, как позволяют судить его фильмы и прочая творческая деятельность, не очень подходящим именем Хармони, относится к редкому виду режиссеров: режиссер — рок-звезда. Чем неприятней тема, чем сложней фильм для просмотра, а тем более для понимания, тем прочнее его контркультурная слава. Негромкая, но устойчивая.

Если исходить из восторженных рецензий, серьезных исследований и биографических данных, может сложиться образ типичного «американского независимого», в творчестве которого реализм опасно граничит со спекуляцией. А если всмотреться в фильмы, то обнаружится режиссер, на свой страх и риск осваивающий новые возможности киноязыка.

«Детки» Ларри Кларка (1995)

В кино Корин впервые заявил о себе в качестве сценариста. Подросток из благополучной семьи все время болтался на улицах в компании ребят, напротив, отнюдь не благополучных.

Тинейджеры и Кларк сошлись не случайно, ведь они, отчаянно разрушающие сами себя, были главными героями его фоторабот. Основные темы Кларка — наркотики и сексуальная активность (точнее, похоть). Он обычно работает в репортажной манере, документально, но не без эстетства и публицистического пафоса. Вполне естественно, что Ларри Кларк решил снять фильм о знакомых героях. Сценарий поручил написать праздно шатающемуся, но подающему надежды Хармони Корину.

Художник намеренно становится частью неблагополучной среды, какого-то волнующего его явления, и делает из этого материала произведение, выбирая в качестве метода наиболее подходящую форму — документалистику. Если фотографии Кларка сохраняли подчеркнутую нейтральность в сочетании с довольно провокационным использованием деталей, то фильм «Детки» снят в псевдодокументальной манере, наследующей так называемому «прямому» кино Метод создания документалистики, основанный на наблюдении за событиями без вмешательства в ход вещей (прим. ред.). Объектив камеры — это взгляд одного из участников событий, который бродит по раскаленным солнцем улицам Нью-Йорка, дышит выхлопами и закисью азота, пьет теплое пиво из бутылки, спрятанной в пакет, болтается в парке, курит травку, потому что чем еще заняться в летний день.

Эта свобода повествования достигается и за счет сценария. В фильме есть несколько персонажей, которых можно назвать главными, есть логика развития сюжета — ведь действие охватывает классические сутки, есть сюжетная интрига: Дженни узнает, что ВИЧ-позитивна, и теперь должна разыскать единственного в своей жизни мужчину, 17-летнего Телли, у которого просто хобби такое — девственности лишать. Успеет ли она до того, как еще одна девочка будет заражена?

В американском английском «kids» означает скорее «ребята», зато отечественная версия названия сразу настраивает на нужный лад. Эти «детки» в парке среди бела дня торгуют наркотиками и на глазах у прохожих избивают человека до полусмерти. Взрослых в этом мире принципиально нет, хотя это не сироты и, по нашим меркам, они вовсе не бедны. Это не «среда заела», а дети сами старательно делают среду хуже и грязнее. Потому что не видят ни одной причины делать ее лучше, никакой цели, чтобы жить по-другому. Внешнее благополучие и чистота существования — лицемерие. Их поведение неосознанно, но вот для Хармони Корина, сценариста, этот мир был совершенно сознательным выбором, как нормальная человеческая реакция на лицемерие западной цивилизации. Цивилизации вообще.

«Гуммо» (1997)

«Детки», понятно, скандальные, имели большой успех. Успех стал источником бюджета режиссерского дебюта Хармони Корина — «Гуммо», проявившего его авторское видение. А видение было неординарное. Если Кларк воспроизводил жизнь в формах самой жизни, то Корин, работая с тем же почти документальным материалом, создавал настоящую поэзию.

Действие фильма (хотя сложно назвать это действием в классическом понимании слова) разворачивается в городке Ксения, штат Огайо, который еще в 70-х был почти полностью разрушен торнадо и через 20 лет так и не может прийти в норму. Грязно-белые крытые вагонкой дома или трейлеры, теснота и грязь внутри. Огромное количество беспризорных грязных детей и гниющий в развалившемся кресле на заднем дворе старик.

Если за видимой импровизационностью «Деток» просматривается четкий сценарий, то, работая над «Гуммо», режиссер пытался избежать всякой постановочности. Городок Ксения действительно существует, и там действительно живут эти люди; только пятеро участников фильма были профессиональными актерами. А вот сюжет здесь принципиально отсутствует. Таммлер, ребенок постарше, и Соломон, помладше, промышляют отловом бездомных кошек, а на вырученные деньги покупают клей. Три сестры — двое подростки и одна совсем ребенок — кошку потеряли и ищут.

Одна из самых ярких сцен «Гуммо», так восхитившая Вернера Херцога, кумира Корина: маленький Соломон купается в ванне. Что можно представить, увидев эту строчку в сценарии? А вот что на экране: ребенок сидит в грязной коричневой воде и старательно чистит себя щеткой; мать приносит ему спагетти; он ест, пачкает лицо кетчупом, кидает кусочки бекона так, что они прилипают к стене. Мать приносит шоколадку; Соломон отрывается от спагетти и принимается за сладкое, которое тает в руках. У зрителя на протяжении всей сцены ощущение жуткого дискомфорта. Но Корин требует от нас усилия, чтобы понять, что же тут не так, не отвернуться, а понять.

Читайте также:  Московские киностудии отправить сценарий

Нелинейное повествование, отсутствие сюжета, даже монтажной логики, выливаются в поток сознания. Корин всячески приветствовал импровизацию не только в игре актеров и неактеров, но и в процессе съемки. Снимали восемью разными камерами, причем они раздавались всем участникам. Кроме того, Корин использовал отрывки бытовой хроники, фото и полароидные снимки.

В одном из интервью по поводу «Гуммо» Корин сказал, что самая красивая вещь на земле — грязный диван под фонарем на заброшенной парковке. Это, мол, лучший символ Америки. То, что на бумаге выглядит претенциозно, на самом деле — декларация эстетической позиции режиссера. Он один из немногих, кто свободно владеет языком кино, умеет увидеть поэзию, увидеть символ в визуальных впечатлениях реальности и собрать из них собственный мир, мир ощущений. В этом есть какая-то утраченная сегодня чуткость к жизни, к окружающему миру.

«Осленок Джулиэн» (1999)

Если «Детки» вознесли Хармони Корина на пик популярности, то «Гуммо» принес культовую славу в кругах узких, но понимающих. А его следующий, снятый в 1999 году, фильм «Осленок Джулиэн» вызвал уже не такую восторженную реакцию.

По формальным признакам Хармони Корин всегда работал в постмодернистской технике. Коллаж, контрапункт, уход от нарративности, от логики, бесконечные повторы, безжалостная обработка материала, искажение изображения до полной потери всякого смысла, поток сознания. Так вот, в случае с «Джулиэном» это еще и больное сознание, тоже отвечающее современной культурной ситуации с ее шизоидной логикой.

«Джулиэн» — это запечатленное на пленку отчаяние, поэма безысходности, снятая, кстати, по заветам «Догмы 95» Ларса фон Триера. Главный герой — шизофреник, живущий с тоже не совсем адекватным немецким папой в блестящем исполнении Вернера Херцога и младшим братом, которого папа пытается приобщить к спорту самыми негуманными способами. И с беременной сестрой. Несчастные дети, оставшиеся без матери: затюканный Крис, безумный Джулиэн, беременная дурочка Пёрл. Крис в дурацком борцовском трико тренируется на мусорных баках, Пёрл кружится под дождем в балетной пачке, папа пьет микстуру от кашля из тапка. Это чистое кино, когда изображение, которое невозможно уже стереть из памяти, говорит гораздо больше, чем могли бы сказать слова.

Героем фильмов Корина является человек неблагополучный, слабый, по определению жертва. Но в результате именно эти персонажи оказываются единственными спасенными, единственными, сохранившими в себе человека. Человеческий элемент отнюдь не в цивилизованности, не в умении играть по правилам, сохраняя дружелюбное равнодушие ко всему на свете, а в способности чувствовать. Но чувствовать больно и страшно, а инстинкт самосохранения защищает человека от болезненной ранимости. Это довольно жестко показано в «Идиотах» фон Триера, и это же демонстрирует Джулиэн, пусть и сумасшедший человек, но единственный из всей семьи, остающийся социально активным.

Впрочем, душевность не спасет героя от непроницаемо мрачного финала. Первые пару минут фильма показывают расфокусированное, снятое с экрана телевизора выступление фигуристки. Этот мотив прозвучит несколько раз. В финале слабоумная Пёрл катается на коньках, и это единственный момент света и счастья. Корин даже позволил себе наложить на этот эпизод музыку. Но вот она падает, ударяется прямо беременным животом; происходит выкидыш. Нет смысла мечтать, все твои мечты обречены. Мы все виноваты. Мы все страдаем за чьи-то грехи и продолжаем плодить новые, обрекая тех, кто будет после нас, на те же страдания. Все вопросы закрыты. Все свободны.

Кажется закономерным, что следующий фильм Корина выйдет только через восемь лет.

Перерыв (1999–2007)

Итак, сознательный уход от идеи успеха, сознательное «лузерство», сознательная «глупость». На момент выхода «Деток» Корину было 22 года, но выглядел он на 15, чем с удовольствием пользовался. Косил под придурковатого ботана в тесных пиджаках, подчеркнуто нервничал и стеснялся под прицелами фото- и видеокамер. Дергал коленками, чесал голову, нервно хихикал, сыпал несмешными шутками, лишал речь всякого смысла обилием жаргона и слов-паразитов. Он запомнился, а сценаристов не так уж часто запоминают хотя бы по фамилии.

После «Гуммо» Хармони перестал мыть голову, зарос бородой, одевался во что попало, всем поведением демонстрируя состояние легкого наркотического опьянения. Может, оно и было, опьянение это. Главное — он принципиально не отвечал ни на один вопрос, связанный с творчеством. В тот же период он выпустил книгу A Crackup at the Race Riots (перевести трудно, что-то вроде «Приколись: расовые бунты»). Конечно, это не литература, скорее, журнальный сборник фотографий, разрозненных мыслей и шуток, отдельных кусков, связанных с миром «Гуммо».

После неоднозначной реакции, а скорее, отсутствия реакции на «Джулиэна», Корин пропадает из виду. Ничего достоверно неизвестно об этом периоде его жизни, разрозненные источники утверждают, что он бродяжничал и сидел на героине. Самым показательным его проектом тех лет можно считать серию документальных короткометражек, в которых он провоцирует незадачливых прохожих на драку.

(Кстати, совсем недавно Корин снова заговорил об этом проекте, подробнее читайте в нашем материале об эволюции этических норм в кино).

Наверное, мало кто был готов продюсировать фильм Хармони Корина, но не снимал он потому, что не видел в том смысла.

«Мистер Одиночество» (2007)

Когда он его нашел, то вернулся в кинематограф. С совсем неожиданным, грустным, светлым фильмом. Само название, «Мистер Одиночество», готовит зрителя к фильму очень грустному и очень личному. Первые же кадры — камера на штативе, рапид, яркие цвета. Что-то изменилось во взгляде режиссера, хотя в мире все осталось по-прежнему. Но это кино и не про реальность, оно про самое сокровенное место, где обитают наши мечты.

Читайте также:  Сценарий конкурса золушка и маленький принц

В горах Шотландии живет коммуна двойников знаменитостей — Мэрилин Монро, Чарли Чаплин, Мадонна, Авраам Линкольн, новоприбывший Майкл Джексон. Где-то в Панаме миссионеры под предводительством все того же Вернера Херцога распространяют гуманитарную помощь. Мэрилин замужем за Чаплином, но влюбляется в Майкла. Одна из миссионерок выпадает из самолета и приземляется без единой царапинки.

«Мистер Одиночество» — наиболее традиционный по форме на тот момент фильм Корина, он снят неторопливо, на общих планах, последовательно смонтирован. Хотя в нем есть откровенное эстетство и любование, тонко выстроенные мизансцены. Хотя есть сюжет, прописанные киношные диалоги, которые сняты традиционной «восьмеркой». И все-таки это самый странный, самый необычный фильм Корина. Наверное, потому что самый личный.

Если в предыдущих фильмах он пытался реконструировать сознание героев, что происходило из-за самого лучшего в мире желания — познать другого и найти выход для всех, — то в «Мистере Одиночестве» он приглашает нас заглянуть внутрь себя. Там все по-своему, только проблемы у нас у всех одинаковые. Невозможность преодолеть бесконечное, непроглядное одиночество, невозможность быть понятым, невозможность предъявить себя другому человеку потому, что и сам не знаешь, что предъявлять. Корин, словно боясь снова быть непонятым и незамеченным, прямо декларирует это закадровым голосом, принадлежащим главному герою — двойнику Майкла Джексона.

Всегда так жестоко обличающий массовую культуру, на этот раз режиссер печально снисходителен и нежен к ней. Ведь сколько нелепой грусти в этих затасканных и таких любимых образах. Мэрилин Монро замужем за Чарли Чаплином, самая лучшая женщина на земле замужем за вечным недотепой и неудачником. Или Майкл Джексон, альтер-эго автора, удивительное порождение массовой культуры — почти бесполый вечный ребенок, агнец Божий, проповедующий мир, смирение и любовь. Двойники никогда не выходят из образа; люди не знают, кто они, как им жить, что делать, они находят маски, готовые шаблоны поведения и, обозначив себя узнаваемым персонажем, могут общаться с другими.

Предыдущие фильмы Корина воспроизводили работу измученного окружающим миром сознания, этот — спокойный отдых, сон сознания, который порождает вовсе не чудовищ. Медленный, почти видовой, с постоянными проездами камеры и рапидом — так развивается сон, хороший сон.

Всего через два года Корин снимает на VHS свой самый дикий и яростный фильм. Несмотря на то, что это художественная картина, она парадоксальным образом была награждена Гран-при одного из влиятельнейших европейских фестивалей документального кино — Копенгагенского. И это решение сложно назвать ошибкой. Уникальная фактура и подача четвертого полнометражного фильма Корина буквально с первых кадров погружают неравнодушного зрителя в мир вымысла столь оголенно-физиологически достоверного, что рядом с ним любая реальность покажется лакированной фикцией.

Компания людей в масках — сам режиссер описывает их как «банду лузеров или коллектив культовых фриков» — ведет в американском предместье образ жизни, который не лезет ни в какие ворота логики и морали. Двое лысых морщинистых мужчин и одна не менее потрепанная жизнью дама крушат меблировку в заброшенных пригородных домах: бьют кинескопы телевизоров, заставляют соседей поедать оладьи с жидким мылом вместо кленового сиропа, прыгают на батуте под ночным фонарем, посещают бордель с целью легкого генитального массажа под лиричный аккомпанемент рождественского гимна, слушают анекдоты про геев и забавляются мелким садомазохизмом под любительские гитарные соло. И, разумеется, непрерывно совокупляются — причем не только с мусорными баками, но также с автомобилями, деревьями и столбами.

Фильм был снят буквально за пару недель. Корин не обдумывал его в традиционных ракурсах сцен, озвучки и света, полагаясь на общее ощущение.

«Если я чувствую, что все правильно, что в отснятом куске есть сырое, мощное качество, у меня больше нет вопросов»,

Как и в дебютной картине Корина, ошарашивающем нигилистическом манифесте «Гуммо», здесь сквозь покрытую видеокассетной рябью ткань фильма то и дело прорывается чистейший сатанизм. Ощутимая скрытая угроза разлита даже в самых нейтральных планах. Например, когда троица «трахальщиков» поет колыбельную кукле и укачивает ее, чтобы в следующем кадре раздробить ей голову молотком. Или когда привязывает куклы петлей за шею к велосипедам и начинает наматывать круги по двору, распевая жутковатую колыбельную про трех маленьких дьяволят.

В новаторской драматургии Корина интенсивность каждой отдельной сцены замещает привычную трехчастную структуру. Ведь если каждая минута бытия является кульминацией, кого волнуют завязки и развязки? На практике это означает, что присущие Корину брутальная поэтичность и символизм проявляются не в горизонтальном сюжете, а в выстраивании каждой отдельной сцены. Смотреть фильм, лишенный традиционной драматургической организации, оказывается неожиданно интересно: он снят настолько завораживающе, что оторваться от потока бессмысленной и деструктивной на первый взгляд активности персонажей вдруг становится невозможно, притом что степень провокативности большинства сцен просто зашкаливающая, местами до уровня физиологического отторжения.

Источник

Adblock
detector