Меню

Ты чего такая взвинченная что случилось подарила мужу

— Ты чего такая взвинченная? Что случилось? — Подарила мужу на

— Ты чего такая взвинченная? Что случилось?
— Подарила мужу на 23 февраля набор рыболовных блесен.
— Ну, все правильно. Он у тебя уже 10 лет каждые выходные на рыбалку уезжает. Чего не так?
— Он его в руках вертел, вертел и спрашивает: «А что это такое?»

вертел чего → Результатов: 11

— Ты чего такая взвинченная? Что случилось?

— Подарила мужу на 23 февраля набор рыболовных блесен.

— Ну, все правильно. Он у тебя уже 10 лет каждые выходные на
рыбалку уезжает. Чего не так?

— Он его в руках вертел, вертел и спрашивает: «А что это за
х@йня такая?»

— Ты чего такая взвинченная? Что случилось? — Подарила мужу на 23 февраля набор рыболовных блесен. — Ну, все правильно. Он у тебя уже 10 лет каждые выходные на рыбалку уезжает. Чего не так? — Он его в руках вертел, вертел и спрашивает: «А что это такое?»

Ты чего такая взвинченная? Что случилось?
Подарила мужу на 23 февраля набор рыболовных блесен.
Ну, все правильно. Он у тебя уже 10 лет каждые выходные на рыбалку уезжает. Чего не так?
Он его в руках вертел, вертел и спрашивает: «А что это такое?»

Ты чего такая взвинченная? Что случилось? Подарила мужу на 23 февраля набор рыболовных блесен. Ну, все правильно. Он у тебя уже 10 лет каждые выходные на рыбалку уезжает. Чего не так? Он его в руках вертел, вертел и спрашивает: «А что это такое?»

Эпиграфы:
«Вы что, на именинах у архиерея были?»
О. Бендер «Золотой теленок»
«Зачем хорек пошел в ларек?»
Басня из к/ф «Карнавальная ночь»
«За одного баллотированного двух небаллотированных дают…»
Дядьев – член тайного «Союза меча и орала» ( « Двенадцать стульев»)
Вот все озабочены, вся страна с замиранием сердца ждет — когда же, наконец, озвучат – будет ли наш солнцеликий участвовать в скачках на приз «Высочайшего кресла?». «А смысл?» — подумал я, засыпая… В сон врывается, с цоканьем копыт, высекающих искры из Кремлевской брусчатки, храпящая взнузданная лошадь, идущая иноходью (она ведь противвсех), в седле – Всадник Золотое Копье, ворота Сената, тьфу!, Архиерейского собрания распахивают видные деятели РПЦ, тут же суетится лошадиная мама, тоже ведь сенатор от Тувы, чай, мы не дурней Калигулы, ему, дескать, можно, а нам – нет. Окормление начинается. «Ну, что новенького на Плюке?» — вопрошает Всадник с трона. На троне надпись «SQPR». « А чего бы Вам ещё соизволилось?» — вопросом на вопрос, по-одесски, отвечают епископы. « Что-то сомневаюсь я насчет останков. А аутентичны ли они и вообще… Расскажу-ка я вам, отцы, теперь уж можно – время пришло, одну версию, короче, есть мнение, что убили – то не тех, а тем — дали подорожную в Британские земли и отпустили к родственникам. Проявили, так сказать, гуманизьм, тем паче, что Аликс была на сносях. Прибыв в Альбион, она и разрешилась от бремени мальчонкой, и назвали его по русскому обычаю Вовой, а чтобы апосля не тыкали в него пальцем, мол, — «Ой-ой, глянь, царев сынок пошел», дали ему фамилию в честь одного знатного старца, который весь царский двор на этом, как его, вертел, ну, в общем, вы поняли… Эхма, любила она его, чего уж там… Одна незадача, она — императрица, он – кондовый старец, а издревле повелось — фамилии рожденных вне брака – сокращать , типа, папа — Трубецкой, сын – Бецкой. Так и рос пацанчик с такой укороченной фамилией, покуда не подрос, и потянуло его на малую родину, тогда она Ленинградом называлась. Привезли его, значить, туда тайком, завязали глаза и оставили на главной площади, типа, Гэрри Энджела на Таймс-сквер в фильме «Сердце ангела». И стал он жить-поживать, семьей обзавелся, и родился у него сын…»
«А как сыночка-то назвали?» — интересуются заинтригованные попы, потирая пухлые ручонки в предчувствии близкой поживы.
«Знай, Владимиром, чтоб не рушить устоев и не раскреплять скреп. Короче, он вот я и есть!».
Сверху перед алтарем спускается экран, начинает стрекотать кинопроектор, появляются первые кадры бессмертного фильма «Корона Российской империи».
«Надеюсь, уже всё понятно?» — проницательно глядя сверху вниз на притихших слуг божьих интересуется по-отечески Всадник.
«Не извольте сумлеваться, чай, оно не в первый раз» — сдуру, машинально цитатой из Л. Филатова ответствуют понятливые отцы церкви.
« Так что не копейничайте, а счеты пришлите ко мне. Ну, вот собственно, зачем я к вам и заходил.». — также цитируя Кнурова (А. Островский «Бесприданница»), завершает Всадник интермедию и покидает почтеннейшее собрание шаркающей кавалерийской походкой, ведя под уздцы верную лошадь в алмазах, но, по странному капризу, перемазанную шоколадом.
Вдруг остановился, потирая государственный, почти ленинский лоб — « А, чуть не забыл, всю эту мишуру для коронации, ну, там, мантии горностаевые, царские шмотки всякие, возьмете у Учителя, там еще вроде не все распи… растащили, зря что ли 25 лямов выкинули на эту, как ее, Алину, тьфу ты! Матильду. Я черкну записку Идолопоклонской, она распорядится по-депутатски, хоть делом займётся.» Попы, расталкивая друг друга локтями, роняя кадила и спотыкаясь, ломятся исполнять. В мутном мартовском небе поднималось тусклое, но всё-ж таки такое родное солнце.
Such a dream… Засим прощаюсь.

Деревенька как деревенька. Много таких. Вот только в этой двое арестантов. Домашний арест у них. Гошка с Генкой. Точнее Гошка и Генка по отдельности. Гошка своей бабушкой арестован, Генка своей. И сидят под арестом они отдельно. Им еще целую неделю сидеть.

Хорошо, что арестом обошлось. Тетка Мариша настаивала, чтоб высечь «прям сейчас» и по домам отправить. Не самая злая в деревеньке тетка, только ее дом как раз ближним был к помойной яме, а она взорвалась. Тут любая тетка разозлится, если испугается.

Тем утром Гошка рассказал Генке, как классно взрываются аэрозольные баллончики, если их в костер положить. И достал из-за пазухи баллончик. У бабушки сегодня дихлофос кончился. Гошка взялся выкинуть.
Генка сам знал, что они взрываются. Долго уговаривать не пришлось. Через полчаса и бабахнуло, и даже головешки в разные стороны раскидало.

— Хорошо взорвался, — оценил Генка, — у тебя один был?
— Один, — оптимистично вздохнул Гошка, — но я знаю, где еще взять. Меня послали в яму выкинуть, что за Маришиным домом, а значит, туда все их выкидывают, и там их много.

Надо сказать, что деревенская помойка от городской сильно отличается. В деревне никто объедки выкидывать не будет, – отдаст свиньям. А из других вещей выкидывают только совсем ненужное. Совсем ненужное – это когда в хозяйстве никак применить нельзя, не горит, или в печку не лезет, или воняет, когда горит. В деревенских помойках пусто поэтому. Баллончики от дихлофоса, или еще какого спрея, пузырьки из-под Тройного или Шипра, голова от куклы, керосинка, которую починить нельзя. Все видно. Только не достанешь.

Помойная яма иван-чаем заросла, бузиной и березками. Деревья сквозь мусор выперли. Когда к яме не подойти уже было, кто-то порубил и кусты, и деревья. И в яму ветки побросал, чтоб далеко не носить. Через хворост все видно, а не достанешь – провалишься.

Читайте также:  Что подарить мужу дочери на день рождения

А взорвать чего-нибудь хочется.
— А зачем нам их доставать, — к Гошке умная мысль пришла, — давай хворост подожжём и отойдем подальше. Пусть баллончики в яме взрываются. И яма заодно освободится.

Гошка и договорить не успел, а Генка уже спичкой чиркнул. Подожгли, отбежали подальше. Сидят на небольшом пригорке возле трех березок и одной липы. Ждут. Пока баллончики нагреются.

Они ж не знали, что в яму кто-то ненужный газовый баллон спрятал. Т.е. не совсем в яму и не совсем ненужный и не совсем один. Два. Тетка Мариша из города тащила четыре газовых баллона. Баллоны тяжелые, тетка старая. Решила два в иван-чае возле ямы спрятать, потом с тележкой прийти, а две штуки она играючи донесет. Тетка вредная, чтоб не украл никто, баллон так далеко в траву запихнула, что он в яму укатился. Расстроилась. Второй рядом поставила, оставшиеся подхватила и побежала за багром и тележкой. Тетка старая, бегает не быстро, Гошка с Генкой быстрее костры разжигают. А ей еще багор пришлось к древку гвоздем прибивать и колесо у тележки налаживать. Но она успела. Метров двадцать и не дошла всего и еще думала, что это там за дым над ямой. А тут как даст. Как даст, и ветки, горящие летят. И керосинка, которую починить нельзя. И пузырьки из-под Шипра и Тройного. И голова от куклы.

— Нефига себе, — говорит Генка, — там, наверное, все баллончики сразу взорвались.
— Нефига себе, — говорит тетка Мариша и добавляет еще некоторые слова.
— Пошли отсюда, — тянет Гошка приятеля за рукав, — пошли отсюда, а то накостыляют сейчас.

Они не слышат друг друга, у них уши заложило.
А вечером Гошку с Генкой судили. — Твой это, Филипповна, — Тетка Мариша обращалась к Гошкиной бабушке, — твой это мой баллон взорвал, и яму он поджог. Больше некому.

— Так не видел никто, — говорила Гошкина бабушка, сама не веря в то, что говорит, — может, и не он.

— Он, — настаивает Мариша при молчаливой поддержке всей деревеньки, — у него голова, как дом советов, вечно каверзу какую выдумает, чтоб меня извести. Фонарь вот в прошлом году на голову уронил? Уронил. Выпори ты его ради Христа, Филипповна.

— Видать сильно, Маришка, тебе фонарем по голове попало, — вмешался бывший лесник Василь Федорыч, прозванный в деревне Куркулем за крепкое хозяйство, — если у тебя дом советов каверзы строит, антисоветская ты старушенция.
А дальше, неожиданно для Гошки и Генки, Куркуль сказал, что раз никто не видел, как Генка и Гошка яму поджигали, то наказывать их не нужно, а раз яму все равно они подожгли, пусть неделю по домам посидят, чтоб деревня от них отдохнула и успокоилась.

Так и решили единогласно, при одной несогласной тетке Марише. Тетка была возмущена до глубины души и оттуда зыркала на Куркуля, и ворчала. Какая она-де ему старушенция, если на целых пять лет его моложе? Речь Куркуля на деревенском сходе всем показалось странной. У него еще царапины на лысине не зажили, а он за Гошку с Генкой заступается. Так не бывает.

С царапинами вышла такая история. Гошка с собой на дачный отдых магазинного змея привез. Змей, конечно, воздушный, это Генка его магазинным прозвал, потому что купленный, а не самодельный. Змей был большим, красивым и с примочкой в виде трех пластмассовых парашютистов с парашютами. На леску, за которую змей в небо человека тянет, были насажены три скользящих фиговинки. Запускался змей, парашютист вешался на торчащий из фиговинки крючок, ветер заталкивал парашютиста вверх, там фиговинка билась об упор, крючок от удара освобождал парашютиста, и пластмассовая фигурка планировала, держась пластмассовыми руками за нитки строп.

Змей с парашютистами Генке понравился. Он давно вынашивал планы запустить теть Катиного котенка Пашку с парашютом. Он уже и старый зонтик присмотрел для этого дела. В городе с запуском котов на парашюте проще. Там и зонтиков больше, и дома высокие. В городе, где Генка живет, даже девятиэтажные есть. А в деревеньке нет. Деревья только. С деревьев котов запускать неудобно: ветки мешают. Поэтому Пашка, как магазинного змея увидел, у Генки из рук выкрутился и слинял. Понял, что пропал.

Гошка Генку сначала расстроил. Не потянет змей Пашку. Пашка очень упитанный котенок, хоть и полтора месяца всего.
— Но это ничего, — Гошка начинал зажигаться Генкиной идеей, — если Пашку и фигурку взвесить, то можно новый змей сделать и парашют специальный. По расчетам.

— Жди, сейчас за безменом сбегаю, — последние слова убегающего Генки было плохо слышно.
Безмен оказался пружинным.

— С такими весами на рынке хорошо торговать, Гена, — Гошка скептически оглядел безмен, — меньше, чем полкило не видит и врет наверняка. Пашек на такой безмен три штуки надо, чтоб он их заметил. — В магазине весы есть, — вспомнил Генка, — ловим Пашку, берем твоего парашютиста и идем.

— В соседнее село, ага, — подхватил Гошка, — если Пашка по дороге в лесу не сбежит, то продавщицу ты сам уговаривать будешь: Взвесьте мне, пожалуйста, полкило кошатины. Здесь чуть больше, брать будете, или хвост отрезать?

— Вечно тебе мои идеи не нравятся, — надулся Генка, — между прочим, Пашку можно и не тащить, мы там, в селе похожего кота поймаем, я попрошу пряников взвесить, они в дальнем углу лежат, продавщица отвернется, а ты кота на весы положишь.

— Еще лучше придумал, — хмыкнул Гошка, — по чужому селу за котами гоняться. А если хозяйского какого изловим, так и накостыляют еще. Да и весы в магазине тоже врут. Все говорят, что Нинка обвешивает. Нет, Гена, весы мы сами сделаем. При помощи палки и веревки. Нам же точный вес не нужен. Нам надо знать во сколько раз Пашка тяжелее парашютиста. Только палка ровная нужна, чтоб по всей длине одинаково весила.

— Скалка подойдет? — Генка вспомнил мультик про Архимеда, рычаги и римлян, — у бабушки длинная скалка есть, она ей лапшу раскатывает.

— Тащи. А я пойду Пашку поймаю.
Кот оказался тяжелее пластмассовой фигурки почти в десять раз, а во время взвешивания дружелюбно тяпнул Гошку за палец. Парашютист вел себя спокойно.

— Это что, парашют трехметровый будет? — Генка приложил линейку к игрушечному куполу, — Тридцать сантиметров. Где мы столько целлофана возьмем? И какой же тогда змей нужен с самолет размером, да?

— Не три метра, а девяносто сантиметров всего, — Гошка что-то считал в столбик, чертя числа на песке, — а змей всего в два раза больше получается, — он же трех парашютистов за раз поднимает, и запас еще есть. Старые полиэтиленовые мешки на ферме можно выпросить. Я там видел.

Читайте также:  Что подарить подростку на новый год картинки

Четыре дня ребята делали змея и парашют. За образцы они взяли магазинные.

Полиэтиленовые пакеты, выпрошенные на ферме, резали и сваривали большущим медным паяльником, найденным у Федьки-зоотехника. Паяльник грели на газовой плитке. Швы армировали полосками, бязи. Небольшой рулончик бязи, незаметно для себя, но очень кстати одолжил тот же Федька, когда вместе с ребятами лазил на чердак за паяльником и не вовремя отвернулся. Змей был разборным, поэтому на каркас пошли колена от двух бамбуковых удочек. Леску и ползунки взяли от магазинного, а в парашют после испытаний пришлось вставить два тоненьких ивовых прутика, чтоб не «слипался».

— Запуск кота в стратосферу назначаю завтра в час дня, — сказал Гошка командирским тоном, когда они с Генкой тащили сложенный змей домой после удачных испытаний: кусок кирпича, заменяющий кота, мягко приземлился на выкошенном лугу, — главное, чтоб Пашка не волновался и не дергался, а то прутики выпадут и парашют сдуется.

— А если разобьется? – до Генки только что дошла вся опасность предприятия, — жалко ведь.
— Не разобьется, Ген, все продумано, — успокоил Гошка приятеля, — мы его над прудом запускать будем. В случае чего в воду упадет и не разобьется. А чтоб не волновался, мы ему валерьянки нальем. Бабушка всегда валерьянку пьет, чтоб не волноваться. Говорят, коты валерьянку любят.

— А если утонет?
— Не утонет. Сказал же: я все продумал. Завтра в час дня.

Наступил час полета. Змей парил над деревенским прудом. По водной глади пруда, сидя попой в надутой камере от Москвича, и легко загребая руками, курсировал водно-спасательный отряд в виде привлеченной Светки в купальнике. Пашке скормили кусок колбасы, угостили хорошей дозой валерьянки, и прицепили кота к парашюту.

— Что-то мне ветер не нравится, — поддергивая леску одной рукой, Гошка поднял обслюнявленный палец вверх, — крутит чего-то. Сколько осталось до старта?

— А ничего не осталось, — Генка кивнул на лежащий на траве будильник, — ровно час. Пускать? — Внимание! Старт! – скомандовал Гошка, начисто забыв про обратный отчет, как в кино.

Генка отпустил парашют и Пашка, увлекаемый ветром, поехал вверх по леске. Успокоенный валерьянкой котенок растопырил лапы, ошалело вертел головой и хвостом, но молчал.

Сборка из кота и парашюта быстро доехала до упорного узла рядом со змеем, в ползунке отогнулся крючок, парашют отцепился от лески и начал плавно опускаться. Светка смотрела на кота и пыталась подгрести к месту предполагаемого приводнения.

Лететь вниз Пашке понравилось гораздо меньше, чем вверх, и из-под купола донесся обиженный мяв.
Подул боковой ветер, и кота начало сносить от пруда.

— Ура! – заорал Генка, — Летит! Здорово летит! Ураа!
— Не орал бы ты, Ген, — тихо сказал Гошка, — его во двор к Куркулю сносит. Как бы забор не задел, или на крышу не приземлился.

Пашка не приземлился на крышу. И не задел за забор. Он летел, растопырив лапы, держа хвост по ветру, и орал. Василь Федорыч, прозванный в деревеньке куркулем, копался во дворе и никак не мог понять, откуда мяукает. Казалось, что откуда-то сверху. Деревьев рядом нет, а коты не летают, подумал Федорыч, разогнулся и все-таки посмотрел вверх. На всякий случай. Неизвестно откуда, прям из ясного летнего неба, на него летел кот на парашюте. И мяукал.

— Ух е… — только и успел выговорить Куркуль, как кот приземлился ему на голову. Почуяв под лапами долгожданную опору, Пашка выпустил все имеющиеся у него когти, как шасси, мертвой хваткой вцепился Куркулю в остатки волос и перестал мяукать. Теперь орал Федорыч, обещая коту и его родителям кары земные и небесные.

Гошка быстро стравил леску, посадив змея в крапиву сразу за прудом, кинул катушку с леской в воду и, помог Светке выбраться на берег. Можно было сматываться, но ребята с интересом прислушивались к происходящему во дворе у Куркуля. Там все стихло. Потом из-под забора, как ошпаренный вылетел Пашка и дунул к дому тети Кати. За ним волочилась короткая веревка с карабином.

— Ты смотри, отстегнулся, — удивился Генка, — я ж говорил, что карабин плохой.
Как ни странно, это приключение Гошке и Генке сошло с рук. Про оцарапавшего его кота на парашюте Куркуль никому рассказывать не стал и претензий к ребятам не предъявлял.

— И чего он за нас заступаться стал? – думал Гошка в первый день их с Генкой домашнего ареста, лежа на диване с книжкой, — замыслил чего, не иначе. Он же хитрый.

— Ну-ка, вставай, одевайся и бегом на улицу, — в комнату зашла Гошкина бабушка, — там тебя Василь Федорович ждет.
— А арест? – Гошка на улицу хотел, но в лапы к самому Куркулю не хотел совсем, — я ж под домашним арестом?
— Иди, арестант, — бабушка махнула на Гошку полотенцем, — ждут ведь.
Во дворе стоял Куркуль, а за его спиной Генка. Генка корчил рожи и подмигивал. В руках оба держали лопаты. Генка одну, Василь Федорович — две. На плече у куркуля висел вещмешок.

— Пошли, — Куркуль протянул Гошке лопату.
— Куда? – Гошка лопату взял.
— А вам с таким шилом в задницах не все равно куда? – Куркуль повернулся и зашагал из деревни, — все лучше, чем штаны об диван тереть.

Ребята пошли следом. Шли молча. Гошка только вопросительно посмотрел на Генку, а Генка в ответ развел руками: сам, мол, ничего не знаю.

— Может, он нас взял клад выкапывать? – мелькнула у Гошки шальная мысль, а по Генкиной довольной физиономии было видно, что такая мысль мелькнула не только у Гошки.

Куркуль привел их в небольшую, сразу за деревней, рощу. Ребята звали ее Черемушкиной. На опушке рощи Василь Федорович остановился возле старого дуба, посмотрел на солнце, встал к дубу спиной, отмерял двенадцать шагов на север и ковырнул землю лопатой. Потом отмерял прямоугольник две лопаты на три, копнув в углах и коротко сказал: — Копаем здесь. Посмотрим, что вы можете.

Копали молча. Втроем. Гошка с Генкой выдохлись через час, и стали делать небольшие перерывы. Куркуль копал не останавливаясь, только снял кепку. К обеду яма углубилась метра на полтора. А Василь Федорович объявил обед и выдал каждому по куску хлеба и сала. Потом продолжили копать. Куча выкопанной земли выросла на половину, когда Гошкина лопата звякнула обо что-то твердое. — Клад! – крикнул Генка и подскочил к Гошке, — дай посмотреть.

— Не, не клад, — Василь Федорович тоже перестал копать, выпрямился и воткнул лопату в землю, — здесь домик садовника был, когда-то. Вот камни от фундамента и попадаются.
— Садовника? – заинтересовался Гошка, — а зачем тут садовник в роще? Тут же черемуха одна растет. И яблони еще дикие.
— Так роща и есть сад, — пояснил Куркуль, снова берясь за лопату, — яблони одичали, а черемуху барыня любила очень. А клада тут нет. До нас все перерыли уже.
— А чего ж мы тут копаем тогда? – расстроился Генка, — раз клада нет и копать нечего. Зря копаем.
— А кто яму помойную взорвал и пожог? – усмехнулся Куркуль, — Мариша вон до сих пор заикается, и мусор выбрасывать некуда. Так что мы не зря копаем, а новую яму делаем. Подальше от деревни.

Читайте также:  Дева знак зодиака мужчина что подарить

Вечером ребята обошли деревеньку с рассказом, куда теперь надо мусор выкидывать. А домашний арест им отменили.

Сквотское отношение к жизни.

«Сквотирование, или сквоттинг (англ. Squatting) — акт самовольного заселения покинутого или незанятого места или здания лицами (скваттерами или сквоттерами), не являющимися его юридическими собственниками или арендаторами, а также не имеющими иных разрешений на его использование. Сквот (англ. squat) — нелегально занятое помещение.»
Википедия.
Недавно свернул на Краснопролетарскую-давно там не был. Заностальгировал. Лет 20 назад там еще находился широко известный в узких кругах сквот художников и музыкантов под председательством Санька из «Рубиновой атаки».
Сквот был нетипичный-там собирались люди серьезные и обстоятельные. Не то что в других заведениях подобного рода-глядя на их обитателей я сразу вспоминал фразу бабушки-«писатели,поэты,художники,музыканты и прочая сволочь»
Санек ,к примеру,еще при Советчине через каких то посольских баб,коих он охмурял пачками,получал с Европы гитары Фендер и Стратакастер-и фарцевал ими (гитарами а не посольскими бабами) вовсю. Посколь государство обеспечивало Сане монополию-то и драл он за инструмент втридорога. А что делать? Советская гитара Урал годилась больше для обороны,чем для творчества. Что и нашло отражение в одной песне :
Ты, Рейган, нас в натуре задолбал!
А если двинешь на Россию танки —
Навстречу выйдут батальоны панков,
Вооружённые гитарами «Урал»!
А хочешь на гитаре играть,а не бречать-одна дорога к Саньку. Саня,понятное дело,процветал.
В хате был сделан ремонт-загляденье. Я такого ни до ни после не видел. Что то уникальное. Кухня,например была выполнена в норманнском стиле-закопченные балки,дубовые скамьи,столы,шкуры и холодное оружие на стенах.В стену между кухней и спальней воткнули дубовую бочку с дверцами-для подачи еды совокупляющимся. Об этой бочке речь ниже пойдет.
Плюс-лестница на крышу дома(прорубили люк-и там веранда с шезлонгами),плюс-настоящий бассейн -метра три на четыре-и это в городской квартире!
В общем-крутизна неимоверная.
Саня при таких делах настолько оборзел-что пользовался исключительно импортными тетками. В основном-посольскими,таким образом сочетая дело и удовольствие.
Отечественными производительницами эстет брезговал.
Саша был один из немногих тогда,кто мог не покривя душой сказать-«Да я всю вашу Европу на хую вертел»
На моей памяти Саней и присными было оттоптана половина служащих посольств Европы-начиная от культурного атташе Испании,до каких то французских секретуток.
Не забуду сцену,как Саня прихватил какую то очередную социал-демократку,жареного гуся,бухло и заперся с ними в бассейне.
На всю ночь.
Под утро мы заволновались-на стук не отпирают,на вопли не реагируют-и тишина там какая-то зловещая. Пришлось ломать дверь. Картина впечатляла-в бассейне плавали бутылки,Саня,демократка,и недогрызенный ими гусь.
«Приходи,Маруся с гусем,поебемся и закусим»-озаглавил Смолин сей натюрморт.
Причем с инобабами Александр был строг ,но справедлив. Никакого феминизма-они у него и полы скребли и посуду мыли. «У мине не в Брюсселе,говаривал Санек,вытирая об бороду сальные пальцы-шире жопы не пернешь!»
Одна непокорная австриячка закатила было истерику ревности,застав Сашу на чешке(у них давние счеты между странами-что и сыграло роль),за что была сурово наказана телесно.
Саня напоил мятежную до бессознанки,раздел бесчувственное тело,трудолюбиво измазал ей всю тушку от пояса и ниже ( с жопой включительно) чешуей,используя вместо красителя зеленку.
Инсталляция называлась «Русалка» Потом,завершающим штрихом был селедочный хребет ,воткнутый австриячке догадайтесь-сами-куда.
Неведомым образом все это сходило ему с рук.Может,Санек и постукивал в Комитет Глубинного Бурения,не знаю,но нас это не касалось. Если и да-то агентурой он мог снабдить поллубянки. И еще бы осталось для ГРУ немного.
Как-то Саня влюбился. Причем,что удивительно-в отечественную фемину. Мы обалдели.
Роман развивался стремительно:дело шло к свадьбе. Девушка была порядочная,из хорошей семьи-намечались смотрины.
За два часа до смотрин обстановка в доме выглядела так-на кухне сидел бухой Смолин,
барабанщик Леша трахал испанку Эстер в спальне.
-Что б через полтора часа вас тут не было! Ко мне Лена с родителями придет.Олег,выкинь этих блудодеев,как закончат. Ферштейн?
-Яволь,майн либе фюрер.
-И сам свали.Я поскакал.
-Не ссы. Все будет тип-топ.
-Я на тебя надеюсь!
Нашел на кого. Дальше события развивались по самому подлючему сценарию.
Барабанщик Леша,отбарабанив Эстер поперся в ванну. Голый,само собой. Сквозняк с силой захлопнул дверь в спальню. Выскочила защелка-все,в комнату снаружи не попадешь. Оппаньки. А отбарабаненная и набубененная испанка вырубилась. Ори-не ори-не слышит,сука барселонская.
Вспомнили про бочку-что из кухни в спальню ведет. Орали-орали-ноль эмоций. Потом пытались шваброй пьяной махе в рыло тыкать. Ноль эмоций. Зачмокала губами-и отползла за пределы досягаемости. Затем пришла пора предметы метать. Но когда меткий Смолин прислал Эстер перельницу в чан-а та только захрапела-пришлось и этот план отбросить.
Надо сказать ,что Смолин Лешу недолюбливал. Не то что прям «кушать не могу»-но клык на него полировал давно.Бабу Леша как то у него увел. И вот представился случай поквитаться. Для начала Смолин нагнал на нервного Лешу ужаса.
-Леха,мне похуй-я тя ща в таком виде на лестницу выкину. Мне Санек строго-настрого наказал. Сам пойми-у него,может судьба решается,а тыт тут мудями трясешь. Давай-вали отседа.
-Как? Так?
-А что делать? Ничего,перебьешься как нибудь-на улице тепло.
-Я не пойду(с подвизгом)
-А не пойдешь-выкину!(Смолин его раза в два поболе) Хотя,погодь. Полезай в бочку-ты ж мелкий-пролезешь наверняка.
-Застряну ж!
-Нихуя! Я ж лазил-и ничего(голимое вранье)
Делать нечего-деморализованный Леша лезет в бочку. Смолин «помогает»-то есть пихает страдальца в ноги. Упс. Леша застревает.
-Ничо. -хозяйственно приговаривает Смолин,трамбуя блудодея до состояния «ни туда-ни сюда»-небось пролезешь.
Картина маслом-из бочки торчит волосатая жопа,обрамленная бочкой. Ноги свисают,не доставая до пола.
Как оправдывался потом негодяй-Смолин:
«Когда я понял,что ситуацию не исправить-я решил ее украсить»
Этот мстительный мавр нарыл где-то женскую помаду и ей нарисовал Лешику ажурные чулочки с поясом. Получилось гламурненько. Но чего то не хватало.
Смолин до кучи написал врагу «ПОЗДРАВЛЯЕМ!» на ягодицах. Стало лучше.
Но не хватало последнего штриха. И завершая превращение сластолюбца в поздравительную открытку-Смолин воткнул в лешино дупло здоровенную хризантему.Как Лешик не вертелся-как не орал-хризантема заняла свое место в художественной композиции.
Вот теперь самое то. Все по фен-шуй.
Смолин чокнулся с Лешиным задом и сел ждать гостей. Вскоре в двери заскрежетал замок-то пришел жених Саша,невеста Лена и порядочная Ленина семья.
Зашли-и охуели. В воздухе висит бешеный лешин мат. Ор страшный.
Зашли на кухню-а там композиция. «Юный романтик» . Вид сзади.
«Отцвели уж давно хризантемы в заду»-фальшиво ,с надрывом, запел романс Смолин,аккомпанируя себе на гитаре.
В общем,Саша не женился. Не оценили родители Лены инсталляцию.
Видать проблемы у них были с художественным вкусом.
Сейчас там все давно прилично. «Иных уж нет -а те далече»
И только я надоедаю вам историями из тех времен.
Спасибо за внимание.

Источник

Adblock
detector